Туркменистану предстоит рассмотрение в ООН по делу о смерти правозащитницы

Нью-Йорк—Авторитарные власти Туркменистана привлекаются к ответственности перед Комитетом по правам человека в Женеве за смерть во время содержания под стражей в милиции активной правозащитницы, Огульсапар Мурадовой, погибшей семь лет назад.

Мурадова умерла 14 сентября 2006 года, приблизительно через десять недель после того как ее, а также ранее ее брата и другого активиста задержали сотрудники милиции. Власти ссылались на естественные причины смерти, но члены семьи говорили о том, что на ее теле были следы насилия, и международные правозащитные организации продолжают требовать проведения полномасштабного расследования причин ее смерти.

Мать троих детей и сестра оппозиционного активиста в изгнании, Мурадова работала корреспондентом финансируемой Соединенными Штатами радиостанции «Радио свобода» в столице Туркменистана Ашхабаде. Она критиковала репрессивный режим тогдашнего президента Сапармурата Ниязова, правившего в Туркменистане со времен распада Советского Союза и до своей смерти в декабре 2006 года.

Ее брат Аннадурды Хаджиев в жалобе, поданной Правовой инициативой открытого общества от его имени, просит Комитет ООН по правам человека добиться надлежащего расследования недопустимого обращения с его сестрой и обстоятельств ее смерти.

«Туркменистан отказался открыто расследовать недопустимое обращение и события, которые привели к смерти моей сестры, и наказать виновных», – сказал Хаджиев. «Власти должны в полной мере сотрудничать с ООН и сообщить подробности о том, что случилось с моей сестрой. Если власти продолжают говорить о демократизации, они не должны скрывать преступления прошлого».

Джеймс А. Голдстон, исполнительный директор Правовой инициативы открытого общества, сказал: «Это дело связано с вопиющими нарушениями прав человека. Туркменистан должен признать свою ответственность за произвольное задержание, пытки и смерть Огульсапар Мурадовой и предоставить ее семье средства правовой защиты, включая надлежащую компенсацию и публичные извинения».

После ареста 18 июня 2006 года туркменская милиция содержала Мурадову под стражей практически без связи с внешним миром вплоть до суда над ней по обвинению в хранении оружия, состоявшегося 25 августа 2006 года.

Во время содержания под стражей ее допрашивали без адвоката, имелись признаки применения физического насилия и введения наркотических препаратов, чтобы добиться признания по сфабрикованным обвинениям. В это время она передала своим родственникам записку о том, что «не может выдержать издевательств».

Власти сначала заявили, что Мурадова умерла «естественной смертью». Через несколько лет причина смерти изменилась – после якобы проведенного расследования, результаты которого не были обнародованы, власти заявили, что Мурадова «покончила жизнь самоубийством». Помимо неспособности провести расследование по фактам недопустимого обращения с г-жой Мурадовой и ее смерти, туркменские власти отказались предоставить возмещение вреда ее семье, преследовали детей г-жи Мурадовой, когда они пытались привлечь внимание международного сообщества к ее делу. В результате семья не могла воспользоваться какими-либо внутренними средствами правовой защиты.

В направленной в ООН жалобе Правовая инициатива открытого общества утверждает, что Туркменистан несет ответственность за пытки и произвольное убийство г-жи Мурадовой, ее произвольное задержание и вопиющие нарушения ее прав на справедливое судебное разбирателство, включая публичные заявления о ее виновности до начала судебного процесса, отказ в предоставлении эффективной помощи защитника и проведение закрытых судебных заседаний.

Двое сообвиняемых Мурадовой были освобождены в феврале 2013 года после отбывания назначенных им сроков лишения свободы.

Туркменистан остается закрытым для независимого контроля: для международных правозащитных организаций доступ в страну закрыт, и никакие независимые наблюдатели, внутренние или международные, не имеют доступа в туркменские места лишения свободы.

Недавно Комитет против пыток выразил озабоченность по поводу применения в Туркменистане пыток с целью получения признательных показаний от задержанных и принятия вынужденных признаний в качестве доказательств судами, а также по поводу многочисленных и постоянных сообшений о случаях смерти в изоляторах временного содержания и предполагаемых ограничений на независимую судебно-медицинскую экспертизу в случае таких смертей.